Skip to main content

Профориентация молодежи: сегодня и завтра

AVK аватар


При оценке ситуации в области профориентации важно иметь в виду, что этот процесс необходимо рассматривать в двух аспектах. С одной стороны, это система конкретных мер, направленных на подготовку молодежи к осознанному выбору профессии, включающая профинформирование, профконсультирование и профотбор. Если эти этапы организованы и пройдены, то трудоустройство и адаптация на производстве не вызывает трудностей.

С другой стороны, профориентация в широком смысле слова — социальный процесс выбора индивидом сферы деятельности, профессии (специальности), на который влияет широкий круг факторов. Современное производство предполагает непрерывное обучение и смену форм занятости. Для всех участников этого процесса важно знать не только условия и содержание труда на том рабочем месте, куда он в данное время нанимается, но и перспективы развития данного производства, стратегию экономического развития региона.

Правильный выбор человеком профессии в любом обществе опирается на гармоничное сочетание трех основных позиций: хочу, могу, надо. Они и определяют тот или иной характер мотивации. Реальное же трудоустройство в условиях рыночной экономики зависит прежде всего от состояния рынка труда — соотношения спроса и предложения на рабочую силу определенного качества.

В нашем обществе профориентация как система и социальный процесс не отвечает современным требованиям. Подтверждением тому является разбалансированность рынка труда и системы подготовки профессиональных кадров. Рынок требует одних специалистов, а система профессионального образования, несмотря на сигналы неблагополучия, продолжает готовить других.

Конечно, добиться полной синхронности этих двух социальных институтов, как показывает практика (в том числе и мировая), невозможно. Сократить же разрыв между потребностями рынка труда и ”продукцией” системы профессиональной подготовки кадров можно и нужно. Но для этого необходимы серьезные преобразования — преодоление отсталости, или, по выражению Д.Медведева, ”архаичности” нашего общества.

Перейдя на принципиально новую — рыночную — модель развития, общество и государство так и не смогли сформировать модель профориентации, соответствующую требованиям времени.
Сегодня она достаточно полно освещается в многочисленных монографиях, научных статьях, огромном количестве кандидатских и докторских диссертаций, обсуждается на научно-практических, конференциях и семинарах. К сожалению, результаты исследований остаются невостребованными практикой.

Конечно, нельзя не видеть некоторых позитивных сдвигов. Школьников знакомят с многообразным миром профессий. Правда, делается это лишь от случая к случаю. В колледжах и вузах созданы службы, помогающие молодежи в устройстве на работу, организуются ярмарки вакансий и т.п. Определенную работу в этом направлении проводят региональные службы занятости населения. Но главное, что в этой деятельности отсутствует системность: есть разрозненные, а потому малоэффективные мероприятия. Они крайне слабо связаны с реальным положением дел в экономике и состоянием социальной сферы. В этой работе практически не участвуют работодатели. Последние чаще всего хотят получать готового опытного высокопрофессионального специалиста. Только крупные компании имеют договоры с профессиональными учреждениями на подготовку инженерно-технического персонала, у них есть свои учебные центры для повышения квалификации и необходимого перепрофилирования.

Нужно признать, что школьные учителя, призванные заниматься профориентацией, в большинстве своем не имеют соответствующей подготовки и не владеют навыками такой работы. У многих из них весьма смутные представления о современном производстве, содержании труда работников тех или иных профессий, особенно новых. Не случайно, в ходе опроса 408 первокурсников пермских вузов ни один из них (!) не ответил, что выбрал специальность по совету учителя. Заметим, что и в советское время этот показатель был не высоким — в пределах 6-10 %. Но нынешний показатель можно оценить как критический, требующий срочных мер управленческого характера. Ведь причина сложившегося положения не столько в неготовности учителей, сколько в ненормальности тех условий, в которых они работают. Общеобразовательные учреждения практически не взаимодействуют с предприятиями и организациями, не имеют деловых контактов с работодателями.

Исключение школы из системы профориентации молодежи несет в себе множество негативных экономических, социальных и даже психологических последствий. Если учесть, что для школьников так и не найдена замена пионерским и комсомольским организациям, станут ясны причины трудностей в их социализации. Утеряны и другие формы бесплатной внешкольной работы. Платные же услуги для многих семей непосильны. Последствия выражаются в неспособности значительной части молодежи включится в нормальную трудовую и общественную жизнь.

На всех уровнях власти и в обществе долгие годы идут бесплодные дискуссии о создании системы госзаказа на подготовку специалистов. Опрос, проведенный юридическим факультетом МГУ им. М.В. Ломоносова (2007 г.) показал, что 82,4% респондентов склонны одобрить правовую норму, закрепляющую обязанность молодого специалиста по завершении учебы отработать определенный срок по специальности, либо вернуть государству затраченные на его обучение деньги. Более половины экспертов (55,3%) считают целесообразным ввести квотирование рабочих мест для молодых специалистов; 88% экспертов положительно отнеслись к идее восстановления института государственного заказа в высшей школе.

Судя по материалам СМИ и научным публикациям, у нас в стране нет расчетов потерь, которые мы несем из-за неэффективной профориентации. Но и без них ясно, что, по всей вероятности, они будут расти, поскольку из ”демографической ямы” мы по большому счету еще не выбрались. Значит, трудовая нагрузка на подрастающие поколения будет увеличиваться. Повысится и ”цена” ошибочно выбранной профессии, а мотивация труда в связи с этим снизится.

Известно, что Россия стремительно стареет. В 1990 г. более трети россиян — 40 млн. — были несовершеннолетними и менее 20 млн. — старше 60 лет. За 20 лет ситуация радикально изменилась: 25,4 млн. — несовершеннолетних и 31 млн. пожилых. Структура расходов (бюджетных и внебюджетных) на формирование и развитие человеческого потенциала, в том числе на профориентацию, также должна соответствующим образом меняться.

На практике же расходы на профориентацию не растут, а сама эта работа носит преимущественно стихийный характер. В таких условиях уже многие годы наблюдается тенденция к падению престижа рабочих профессий, инженерно-технических и естественно-научных специальностей. И даже теперь, когда власти (а вслед за ними и СМИ) стали ориентировать молодежь на получение профессий инженерно-технического и естественно-научного профиля, соответствующих вакансий в реальности оказалось крайне мало. На рынках труда сохраняется востребованность работников с низкой квалификацией.

По данным Агентства по занятости населения Пермского края, десять самых востребованных профессиональных групп в крае (по состоянию на начало марта 2011 г.) таковы: строители, монтажники и родственные профессии; неквалифицированные рабочие (любые — для всех отраслей экономики); работники предприятий общественного питания; водители автотранспортных средств; рабочие-отделочники на строительных и ремонтно-строительных работах, а также родственные профессии; механики по оборудованию, слесари-сборщики и слесари-ремонтники; продавцы магазинов и демонстраторы товаров; руководители специализированных подразделений (служб); архитекторы, инженеры и специалисты творческих профессий; машинисты сельскохозяйственного, землеройного, подъемного и другого подвижного погрузо-разгрузочного оборудования.

С помощью контент-анализа (2010 г.) нами были проанализированы объявления о вакансиях в пермской газете ”Ва-Банк” (еженедельный тираж — 268 тыс. экземпляров, количество читателей — 168 тыс. человек). Ранжированный ряд из десяти профессий, наиболее часто упоминаемых в объявлениях, и среднее число таких объявлений выглядят следующим образом: охранник — 52,1%, продавец — 47,2%, водитель — 45%, ”девушка”, реже ”женщина”, ”юноша” (то есть требуется любая рабочая сила, без профессии и квалификации) — 35,1%, повар -32,2%, менеджер -26%, администратор — 21,8%, парикмахер — 19,4%, строитель — 19,3%, уборщица — 18,8%.

Данные нашего исследования, во-первых, позволяют выделить не только востребованные рынком труда профессии, но и их количественную характеристику (долю в совокупном спросе). Учли мы и тех, кто работает без официального оформления (18%). В этой связи отметим: доля теневого сектора в отечественной экономике, по разным оценкам, колеблется от 20% до 40%, что ведет к деформации рынка труда, затрудняет любые профориентационные мероприятия.

После окончания вуза значительная доля выпускников устраивается на работу не по специальности; по некоторым из них эта доля доходит до 90%. Большинство выпускников общеобразовательной и профессиональной школы смутно представляют себе, как сложится их дальнейшая судьба, неадекватно оценивают возможности своего профессионального роста, что в немалой степени способствует низкой мотивации молодежи и к учебе, и к труду. Свою лепту в это вносят отечественные СМИ. Ради пресловутого рейтинга они заполнены чем угодно, только не показом и рассказом о тех людях, которые создают реальную экономику. Как тут ни согласиться с В.Путиным, который сетует, что мы редко ” видим на общенациональных каналах примеры добросовестного и эффективного труда или героического труда именно рабочих профессий, а на их горбу все держится”.

Заслуживает внимания мнение С.Авакьяна, заведующего кафедрой конституционного и муниципального права МГУ им. М.В. Ломоносова относительно роли основной массы работающего в общественном производстве населения: ”…разговор о среднем классе стоило бы оставить в стороне, вернуть конституционное понятие социальной основы общества и государства, сделать работающего человека его ключевой фигурой”. Во всяком случае, надо решительно усилить роль государства в повседневной профориентации молодежи и людей среднего возраста.

Учитывая возросшую роль Интернета в жизни обществе, и особенно молодежи, целесообразно было бы при поддержке государства и бизнеса создать в информационных сетях специальные сайты, помогающие людям в выборе профессии. Речь идет о познавательных играх, различного рода тестах и т.п. Но главное в том, что власть, объявив о своих намерениях о модернизации, должна подкреплять их практическими делами или обоснованными планами. Так, если заявлено, что в ближайшие годы предполагается создать 25 млн. высокотехнологичных рабочих мест, то нужны расчеты, что для этого потребуется от государства и бизнес-структур. В противном случае — это просто лозунг, не имеющий никаких серьезных обоснований, в том числе по линии затрат на эти цели (в частности, ничего не говорится о значительных финансовых вложениях в систему профобразования, оснащение современной техникой и технологиями рабочих мест, создание комфортных условий труда и соответствующей социальной инфраструктуры).

Демографическая ситуация и прогнозы заставляют думать о более рациональном использовании наличных людских резервах. Надо признать, что хищническая приватизация породила не только неэффективных собственников, но и неэффективных работников, массу людей, занятых непроизводительным трудом в сфере услуг. Нужна ли, скажем, нам почти 700-тысячная армия охранников наряду с полицией и внутренними войсками?

Очевидно, что профориентацию как систему и социальный процесс нельзя рассматривать изолированно от состояния нашего общества. Директор Института экономики РАН Р.Гринберг справедливо утверждает, что мы вступили в третье десятилетие после двух тотальных поражений: первое — структурное (имеется в виду примитивизация научно-технического потенциала страны); второе — социальное расслоение общества. Последнее многие ученые и политики характеризуют как ”запредельное”. Оно блокирует детям из малобюджетных семей путь к цивилизованной жизни, тем более что в стране разрушена система профтехобразования.

Конечно, профориентация не является панацеей от всех наших бед, но в комплексе с другими мерами, направленными на эффективное использование интеллектуального и природного потенциала страны, способна оживить трудовую мотивацию людей, повысить престиж квалифицированного труда, снизить отчужденность от своей трудовой деятельности, помочь более полному раскрытию социального потенциала, что обеспечит новое качество человеческого капитала, способного осуществить модернизацию экономики и общества.

Анатолий АНТИПЬЕВ - доктор социологических наук, профессор
Пермский государственный национальный исследовательский университет


«Человек и труд», № 7/2012 

Ваша оценка: Нет Средняя: 10 (1 голос)


  Понравился сайт? =)
Нашли что-нибудь интересное? =)
  Поддержите! =)

Mastercard: 5536 9138 3257 7700

  => QIWI: +7 983 466 4565  (инструкция) <=

WMR: Р915341154920 WMZ: Z385068809487
WME: E228864904353  WMB: X116168057060
Яндекс.Деньги: 41001823734256

Мы - Вас - не забудем, Веришь.Нет? =)
P.S. И сделаем еще что-нибудь, полезное и нужное... Правда-правда =)))